Nastik Gryzunova (nastik) wrote,
Nastik Gryzunova
nastik

переводчик Александр Сафронов говорит разные вещи

Газета "Тверская жизнь" разразилась (или на днях разразится) интервью переводчика Александра Сафронова. переводил Луи де Берньера - "Война и причиндалы дона Эммануэля", "Сеньор Виво и наркобарон", "Беспокойный отпрыск кардинала Гусмана" и "Мандолина капитана Корелли".
Александр Сафронов, надо сказать, прекрасен неимоверно. С моей специфически редакторской точки зрения, а также в целом. Киноактер, театральный режиссер, великолепный переводчик и в целом замечательный.
/me потрясена.
такое вот интервью (интонации - ну да, газетные такие. смешно.) интервьюировал Владимир Неугодов.
если кто вдруг хотел про Берньера чего-нить где-нить писать, например, - может, пригодится.

====================

На днях в моем редакционном кабинете зазвонил телефон, и самоуверенный голос произнес:

- Здравствуйте, Владимир Владимирович. Скажите, в вашей газете есть рубрика "Разговор с интересным собеседником"? Не хотите ли со мной побеседовать?

Я слегка опешил от наглости абонента, но все стало на свои места, когда он все же представился:

- Это Сафронов говорит.

Мы знакомы давно. Некогда известный актер, 15 главных ролей в кино, работа с признанными мастерами: Кулиджанов, Яшин, Шахназаров; фильмы с его участием и сейчас мелькают на экране телевизора. Интересные постановки на сцене Тверского драматического театра после окончания режиссерского факультета театрального училища имени Щукина. Но вот уже лет восемь, как он изредка появляется на сцене лишь в старых спектаклях. Хочет напомнить о себе? Зачем? Его и так почти каждый день слышат по радио, где он работает диктором. Но продолжение телефонного разговора было неожиданным:

- Видите ли, вышли две книги в моем переводе с английского. Хочется, чтобы о них узнали в Твери.

Мы встретились. Первая мысль: "Надо же, как постарел!" и вторая: "Но наглости не убавилось". Чуть ли не с порога Александр начал рассказывать сам; слава богу, я успел включить плохо работающий диктофон и задать вопрос:

- Вы знаете английский язык?

- Да, в 1971 году я закончил факультет иностранных языков Тверского университета. Выучили хорошо, даже через тридцать с лишним лет я помню и до некоторой степени владею английским, за что безмерная благодарность моим учителям: Е. Аринштейн, Г. Цветковой, Ю. Шумиловой, А. Травкиной, В. Афоничкину и М. Шапиро.

- А что за книги, о которых вы говорили?

- Можно чуть истории?

- Ради бога.

- У меня есть приятель, англичанин, Айвор Кинзи, мы дружим почти 27 лет. Он женился на моей однокурснице и 1,5 года жил в России, работал у нас в театре рабочим сцены, даже играл куриную ногу в избушке Бабы-Яги. Потом они с женой уехали в Англию, но связь не прервалась. Каждый раз, как мы встречаемся в Твери, он привозит мне в подарок книгу. И вот в 1999 году он привез роман английского писателя Луи де Берньера "Мандолина капитана Корелли".

- А почему у писателя фамилия французская?

- Его предки – выходцы из Нормандии, но Берньеры уже 200 лет живут в Англии, и Луи там родился. По образованию он историк, работал потом в Колумбии. Так вот, я прочел "Мандолину», и мне захотелось, чтобы она появилась на русском. Я рискнул перевести.

- А опыт перевода был?

- Минимальный. Переводил пьесы, скетчи, а это – роман. Перевел. Предложил разным издательствам, и одно – "Независимая Газета" - заинтересовалось и купило.

- Так вы об этом романе говорите, он вышел?

- Нет, он уже два года лежит в типографии, у издательства нет денег его выкупить. Но за это время я успел проникнуться Берньером и перевел его трилогию.

- Это известный автор?

- В России – нет, в Англии – очень. Лауреат всех возможных, кроме Букеровской, премий.

- А не по этому ли роману американцы сняли фильм, что у нас в прокате назывался "Выбор капитана Корелли"?

- Да, но фильм – полная туфта, по сравнению с романом.

- Так что за книги вышли?

- Вот я и говорю – увлекся Берньером и перевел его трилогию, которую он написал еще до "Мандолины". Это его первые книги: "Война и причиндалы дона Эммануэля", "Сеньор Виво и наркобарон", "Беспокойный отпрыск кардинала Гусмана".

- Любопытные названия. А жанр?

- Критики называют мистическим реализмом или магическим трагифарсом, сравнивают Берньера с Маркесом и говорят, что он ему подражает, хотя мне кажется, романы Берньера, скорее, следовало бы сравнивать с произведениями Марио Варгаса Льосы. Да не надо его ни с кем сравнивать, он - Берньер. Умный, насмешливый, иногда злой. Писатель, для которого не существует запретных тем, любую сцену – постель, убийство, пытки, – он представляет живо, но не противно, словно все видишь. Он – хороший писатель. И сам по себе.

- Переводить его трудно?

- Радостно. Трудно потом, когда начинается работа с редактором. Мне посчастливилось познакомиться с Максимом Немцовым. Он – известнейший переводчик с английского, редактор, был признан "Редактором года" в позапрошлом, кажется, году. Общение с ним – школа для переводчика. Максим редактировал "Мандолину". А трилогию редактировала Анастасия (Настик) Грызунова. Для меня это была еще одна школа. Они оба – супер-профессионалы. Работа с ними в радость, как и перевод Берньера.

- Книги уже продаются?

- Первые две - уже да, третья выйдет к лету.

- Вы открыли для себя новую возможность творческого выражения?

- Да. И сейчас очень хорошо понимаю ответы Фаины Раневской на вопросы театрального критика Натальи Крымовой: "Вы встречались с настоящим искусством? – Да, в Третьяковской галерее. – Кто, по-вашему, лучший режиссер? – Александр Сергеевич Пушкин". Работа над переводом – моя "Третьяковская галерея", а мои редакторы – лучшие режиссеры.

- Желаю вам новых "ролей" и удачных "постановок" - новых книг.

- Спасибо.
Tags: eksmo, news monitoring, shouts and murmurs
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments