Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

No thank you

о цитировании, авторстве переводов и прочем. заявление

обстановка располагает, некоторые люди сбрендили, а законодательство не читает никто, поэтому я как человек, который что-то переводит, наверное, должна выразиться прямо. это верхний пост. он будет дополняться постепенно, потому что я тугодум, однако суть не изменится, потому что я не идиот. мне кажется, так или иначе внятно обозначить свое знакомство с концепцией fair use (а также с Гражданским кодексом в части свободного использования произведений) и свой отказ от умножения энтропии, может быть, пригодилось бы и другим переводчикам, но публичные заявления - дело такое, и лично я отвечаю только за себя.

Collapse )
I'm not there

Missing in Action Just Got Home Blues, by Scott Wannberg

Скотт Уаннберг
Блюз "Пропал без вести и на днях вернулся домой"

из сборника "Завтра — другая песня"

Боже, беги скорее за пушкой,
у младенца Исуса в трусах искусительница.
Блин, сказал Бог, головою треснувшись,
Collapse )
by Inyan Zen

another daughter

meanwhile, on the wrong side of the barricades

отредактирована и сдана в "Фантом-пресс", переводила Ксения Букша aka buksha.

The Baker's DaughterThe Baker's Daughter by Sarah McCoy

My rating: 1 of 5 stars







вероятно, еще одна чья-нибудь дочь, и я свихнусь. у этой дочери, правда, все не так интересно, как у предыдущей. вообще-то довольно рецептурная дочь (а все, что вы делаете руками...) - германия 1945-го, одна заявленная дочь партизанапекаря, юная невинная девица, одна участница программы Лебенсборн, один совестливый нацист, один бессовестный, плюс спрятанный еврейский мальчик с музыкальными талантами и суровая старуха с золотым сердцем. также имеется техасская линия: нелегальные иммигранты, совестливый пограничник, дочь партизанаветерана войны во вьетнаме, детские травмы и их преодоление (так, что ли, всем и полагается? первую половину жизни преодолевать детские травмы, вторую - кризис среднего возраста? чё такое-то?), а также краткий курс обучения любви на пальцах. имеется один уникальный, я подозреваю, в мировой литературе случай рождения великой любви до гроба в момент выкидыша. все безостановочно едят сладкое - я за них прямо беспокоюсь. в конце есть рецепты - многообещающие, if you're into that kind of thing.

автор преподает еnglish writing в техасском университете в эль-пасо, что, видимо, отчасти объясняет, почему американская литература в своей мексиканской фракции пока не очень сильна.

переводчица buksha, между тем, совершила с этой книжкой какие-то невозможные вещи. перевод получился очень хорош, изобретателен и жив - результат, которого не очень просто добиться на неидеальном, скажем так, материале. книжка на любителя (и, как обычно, если я не среди любителей, не повезло мне, а не книжке; эта оговорка мною всегда подразумевается; я, в общем, способна сочинить человека, которому этот текст может что-нибудь в башке перевернуть, но меня сочиняли иначе, я дочь партизана).

когда выйдет - не знаю. очевидно, когда-то выйдет.

музыкальное сопровождение без связи с содержанием, но в утешение всем:



by Inyan Zen

зовите меня Изобел

и между тем (и этим).

сдана в "Азбуку" вот какая книжка:

Human CroquetHuman Croquet by Kate Atkinson

My rating: 5 of 5 stars







по довольно предварительным данным называться будет самоочевидно "Человеческий крокет", хотя я не ручаюсь - дом в дым, дым в даму и дальше по плану, но заранее все равно не угадаешь. переводила я, редактировала Елена Микерина aka suzie_qq, и я в который раз так ужасно рада, что она это делала, что у меня нет слов об этом внятно сказать. процесс курирует Александр Гузман aka guest_informant (и вообще с каждым разом формула, хоть и верна, звучит все формальнее. то ли слова забываю, то ли у меня тут оборот титула).

книжка - внесерийная Кейт Аткинсон, второй ее роман, 1997 года, прекрасный. внутри - путешествия во времени, обилие Шекспира (в том числе практически во плоти), пропажи людей, животных и предметов, а также их крайне неочевидные появления (обычно - последующие появления, но необязательно, потому что время на каждом повороте норовит слететь с катушек, и кто мы такие, чтобы и т.д.), доппельгангеры (да, опять), здоровая доля безумия (где-то здесь кроется псевдоабсурд, а также, возможно, мюзикл), немалая доля внутрисемейных отношений (как они должны быть и как они быть не должны) и подростковые девичьи фантазии (и только девочки с развитой фантазией в полной мере понимают, до чего истерически смешон этот жанр - даже когда ничего смешного, казалось бы, не нафантазировалось, всегда ходишь по грани между "ха-ха" и "ужас-ужас").

Collapse )

ну и тематическое музыкальное сопровождение (так, чтоб обрыдаться с запасом на неделю):

I'm not there

last call, by Scott Wannberg

Скотт Уаннберг
последний звонок


по проволоке не прополз, не оцарапав шкуру.
вылей на волосы прогрессивных токсинов.
побеждают странные луны, я слыхал по кабельному
их печальные саги; зазывала на карнавале
называет нас по именам, точно знает,
какая нам предстоит нора. Выходи,
поговори убедительно, по возможности
Collapse )

(слушая Jerry Garcia Band, Кин-колледж, 1980)

I'm not there

Any Old Sky Will Do, by Scott Wannberg

Скотт Уаннберг
Да любое небо сойдет


в моей аллилуйе застряла кость
выйдет грязная вся в крови
было место на карте, его съели волки
было шесть банок пива и шесть кусков
под этим злым и чрезмерным солнцем
кое-кто целыми днями растерян
кое-кто кричит громко, что он прозрел
в основном кое-кто слишком много вкалывает где-то по ходу дела
у меня был патент на обрезанье моих ушей, а потом накатила херня
у меня был патент, он светился и улыбался
власти по всем каналам трясли свою куколку вуду
часами трясли, Collapse )
I'm not there

Майкл Ондатже. Свет

Light, by Michael Ondaatje (There's a Trick with a Knife I'm Learning to Do, 1963-1978)

                                      Для Дорис Гратиэн

Среди ночи гроза. Деревья в возмущении уходят через поля,
искра молнии их раздела.
Сижу на белой веранде, на бурых плетеных качелях,
кофейная кружка гроза среди ночи ночь среди лета.
В ливень вплывает прошлое, друзья и родные.
Любимые слайды с родней,
переснятые с древних подробных фотокарточек, теперь
висят по стенам, расплывчатые затейливые и зернистые.

Это мой дядя, священник. Он на слоне
приехал к себе на свадьбу.
Этот стеснительный человек в летнем пиджаке и галстуке был знаменит,
уходя в бар, он хватал жену за роскошные длинные белокурые волосы,
совал их в ящик буфета и закрывал на ключ,
она так и сидела в кресле на привязи.
Он ужасно боялся, что она станет ему изменять,
Collapse )
I'm not there

Роберт Олен Батлер. Разрыв: 28. Максимилиан Робеспьер

Severance, by Robert Olen Butler

Collapse )

Максимилиан Робеспьер
адвокат и революционер, гильотинирован по решению Национального конвента, 1794 г.

отец одет безукоризненно кюлоты и шелковые чулки и сюртук а мама лежит мертвая в гостиной руки сложены на груди и отец подпирает дальнюю стену а я пытаюсь руками обхватить Огюстена и Шарлотту и Генриетту мне представляется будто они совсем дети, мой брат и мои сестры, хотя я и сам-то Collapse )

Другие головы: 1. Прах; 2. Медуза; 3. Марк Туллий Цицерон; 4. Иоанн Предтеча; 5. Валерия Мессалина; 6. Диоскур; 7. Павел (Саул из Тарса); 8. Матфей; 9. Валентин; 10. Змий; 11. Георгий; 12. Владычица Озера; 13. Ах-Балам; 14. Пьер Гавестон; 15. Гусик; 16. Томас Мор; 17. Анна Болейн; 18. Екатерина Говард; 19. Леди Джейн Грей; 20. Мария Стюарт; 21. Уолтер Рэли; 22. Брита Гулльсмед; 23. Людовик XVI; 24. Мария-Антуанетта; 25. Мари-Жанна Бекю (графиня Дюбарри); 26. Андре Шенье; 27. Антуан Лоран де Лавуазье
by Inyan Zen

Эксмо // книжки // CURRENT: Артур Филлипс. АНГЕЛИКА

Артур Филлипс. Ангелика. Худ. А. Ходаковский
Arthur Phillips. Angelica
Серия "Книга, о которой говорят"
Перевод с английского Николая Караева aka angels_chinese (поздравляю, дорогой друг, - у нас получилось)
Редактор Анастасия Грызунова aka nastik
Художественное оформление Антона Ходаковского aka rasteehead
Обложка: http://ljplus.ru/image/2007/882095

ЭКСМО, 17 апреля 2007 года
ISBN 9785699218509. Тираж 4100 экз. 84х108/32, твердый переплет, 448 стр.

1880-е, Лондон. Дом Бартонов на грани коллапса. Хрупкой и впечатлительной Констанс Бартон видится призрак, посягающий на ее дочь. Бывшему военному врачу, недоучившемуся медику Джозефу Бартону видится своеволие и нарастающее безумие жены, коя потакает собственной истеричности. Четырехлетней Ангелике видятся детские фантазии, непостижимость и простота взрослых. Итак, что за фантом угрожает невинному ребенку?

Историю о привидении в доме Бартонов рассказывают - каждый по-своему - четыре персонажа этой страшной сказки. И тем не менее трагедия неизъяснима, а все те, кто безнадежно запутался в этом повседневном непостижимом кошмаре, обречен искать ответы в одиночестве. Вивисекция, спиритуализм, зарождение психоанализа, "семейные ценности" в викторианском изводе и, наконец, безнадежные поиски истины - в гипнотическом романе Артура Филлипса "Ангелика" не будет прямых ответов, не будет однозначной разгадки и не обещается истина, если эту истину не найдет читатель. И даже тогда разгадка отнюдь не абсолютна.

Артур Филлипс. Прага – http://nastik.livejournal.com/142832.html
Артур Филлипс. Египтолог - http://nastik.livejournal.com/129968.html

Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )